Header Ad

Балет «Анна Каренина» Бориса Эйфмана: Великие немые!

Дирекция Платоновского фестиваля организовала в Воронеже гастроли Санкт-Петербурского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана. Воронежские зрители увидели легендарную постановку Эйфмана «Анна Каренина»

12.04.2023
3220 Просмотры

Как оценивать балет, если ты не специалист, не знаешь терминологии и не имеешь нужной степени насмотренности, чтобы хотя бы иметь возможность сравнивать, сопоставлять.

Есть вариант беспроигрышный, особенно, когда тебе не нужно кривить душой, и эмоции твои искренни, написать просто: я в восхищении, слов нет, здесь прекрасно всё, побольше бы такого!

И, каюсь, первая реакция на «Анну Каренину» Эйфмана была именно такой. Но поскольку человек я ответственный, и понимаю, что моим немногочисленным читателям такого отзыва будет недостаточно, попробую рассказать о спектакле чуть больше. Конкретизировать своё восхищение, сделать его более предметным. Выйти за рамки скупого и хитренького нашего зрительского «мне понравилось». Балет Бориса Эйфмана достоин того, чтобы о нем говорили.

Изобретение Родена

Начнем с того, что мы, не сильно продвинутые в балете люди, с творчеством Бориса Эйфмана, благодаря Михаилу Носыреву и кинотеатру «Спартак» были чуточку знакомы. Мы с женой смотрели «Родена» на большом экране.

фото с сайта Большого театра

И что сразу показалось мне предельно симпатично, так это абсолютная понятность и гениальная простота повествования в работах мастера. Борис Эйфман, создавая свой балет о французском скульпторе, был, как будто, соразмерен гению Родена.

Роден – не пытался поразить публику чем-то непонятным и таинственным, не уходил в область экспериментов, продолжая традиции большого классического искусства, выросшего из античности и эпохи Возрождения. Но при этом его работы и тогда и сейчас полны бешеной энергии первозданности, они даже в отрыве от автора поражают современного зрителя своей почти неземной гармонией и мощью.
Эйфман на наших глазах заново изобрел Родена и его знаменитые работы. Он оживил их, используя свои инструменты – человеческое тело, музыку и пластику движения.

Без слов. Как и положено в скульптуре.

Но Толстой – величайший болтун всех времен и народов. Его гений – слово. Сказанное, произнесенное, зафиксированное в нашем сознании навечно. Как без слов передать зрителю нерв и эмоции этой истории. Фабулу передать несложно. Это как раз не самая большая проблема. Жила была Анна Каренина, замужняя женщина, мать маленького мальчика. Влюбилась она на свою беду в молодого офицера Вронского, согрешила с ним, рассталась с мужем и сыном, а потом, не выдержав душевных метаний, покончила с собой под колесами поезда. Это худо-бедно все знают.

А все остальное – это узоры на стекле, игры света и тени, словесные панно, в которых читатель рождает свою историю сопереживаний бедной Анне, её несчастному мужу и любовнику, невинному ребенку, брошенному родителями в таком нежном возрасте. Всё это, повторюсь, есть в тексте, и отражается в нашем сознании. Когда мы читаем роман.

Так вот, скажу сразу, Борис Яковлевич Эйфман, создавший свою «Анну Каренину» в 2005 году, сумел без слов, с помощью тех же инструментов: пластики человеческого тела, музыки и хореографии создать свой текст, свои узоры на стекле и игры света и тени. Так что моя жена украдкой смахивала слезы в финале, а я, как завороженный, всматривался в лица артистов. Безнадежно пытаясь понять, как же они это делают?!

Из всех искусств для нас важнейшими являются кино и балет

Первое, что бросилось в глаза – кинематографичность постановки. Спектакль словно разбит на кадры и планы. Общий план – массовые сцены, крупный – сольные партии или дуэты, трио. Иногда они умудрялись объединяться, и монтаж происходил в нашем сознании сам собой.

Вот мы смотрим бал, где с балкона бельэтажа не видно лиц и только по цвету костюмов Анны, её мужа Алексея Каренина, будущего возлюбленного Алексея Вронского и появившейся для обозначения драматизма несостоявшейся невесты Вронского Кити Щербацкой можно понять, кто здесь главный. И это понимание невольно смещает фокус нашей личной кинокамеры в их сторону, обозначая крупный и второстепенный планы не хуже камеры настоящей.

Самый первый кадр, вернее – сцена, луч света выхватывает маленького мальчика в матроске, играющего в кольце железной дороги, ставшей личным адом для его матери. Затем освещается сцена, и мы видим его родителей, которые появятся рядом с ним, чтобы тут же его покинуть. Одинокий ребёнок, луч света и тьма вокруг. Одного этого достаточно, чтобы сжалось сердце нормального человека, и мы погрузились в дохристианскую, древнюю, как наш грех, историю вечного расставания, которое никакими иллюзиями не способно развеяться или превратиться в библейский сюжет возвращения. Анна и все участники этой трагедии обречены.

Почему, не возьмусь объяснять, у нас тут не сеанс психотерапии. А великие произведения искусств – не пособие по устройству своих сердечных дел без аннексий и контрибуций. Они не учат ничему, только состраданию. Рождение его в наших организмах – и есть ответ на вопрос – зачем читать «Анну Каренину», если мы и так знаем, что мужу изменять нельзя. Зачем нам чужие беды, если у нас своих вагон и маленькая тележка?

Или есть другая утилитарная крайность – наслаждаться узорами, красотой движений, четкостью решений и стройностью сюжета в сочетании с хореографией, не погружаясь внутрь, не впуская в себя ничего лишнего. Дизайнерский подход, тупиковая ветвь человеческой эстетической мысли.

Я не против восхищения костюмами и грацией, но отделять формальные элементы художественного образа от внутреннего содержания, от идеи и эмоции, если не преступно, то крайне опрометчиво. Бог вам этого не простит. Вы останетесь слепы и глухи к настоящему искусству, а значит никогда не сможете испытать истинного восторга от соприкосновения с прекрасным. Такого, что воздуха не хватает, и слезы сами собой текут по щекам.

Вечность глазами Эйфмана

Но вернемся к балету Эйфмана. Гений Бориса Яковлевича и в этой постановке соразмерен масштабу яснополянского исполина. Как его называл Владимир Набоков. Соразмерен настолько, что позволяет себе совершенно гениальные отступления от классического текста. Т.е. это не отступления даже, а скорее интерпретации.

В первом отделении – это сцена воображаемого покаяния Анны и примирения с мужем, которая могла оттолкнуться от примирения в романе, когда, думая, что умирает в родах, Анна мирит своих мужчин. Но в сцене у Эйфмана нет Вронского. И только кающаяся Анна и принимающий её муж, словно Бог всепрощающий, в мире и согласии с ребенком на руках. Это то, как могло бы быть. В какой-то параллельной, идеальной вселенной Нового завета. Недоступной, увы, но такой заманчивой. «А счастье было так возможно, так близко…». Помните в «Евгении Онегине»?

И совершенно потрясающий кадр, демонстрирующий невозможность этого счастья – Анна в кольце игрушечного железнодорожного ада своего маленького сына. Она выхвачена лучом прожекторов, летит театральный снег, символизирующий нездешность, вечность и забвение одновременно и Анна заламывает руки и болезненно, как будто в агонии, содрогается всем своим невозможно красивым телом. Мы словно заглянули на минуточку за тонкую ширму между воображением счастья и вечными муками отверженности.

Во втором отделении таким гениальным отступлением от текста становится сцена персонального апокалипсиса, падения героини, её душевного армагеддона. Когда осознав, что всё рушится, она оказывается втянута в бесовскую круговерть, какую-то невероятную пляску смерти. Где она как щепка в бурном потоке, утонувшая Офелия с распущенными волосами, мертвая и ничья невеста неневестная. Именно в этой сцене она погибает окончательно, теряя всякую связь с жизнью, предаётся иной силе. Без надежды и сожаления. Они кончились, стерлись в труху в этих жерновах.

Финальное самоубийство, где Анна вся в черном, стянутая и упакованная, больше похоже на самурайскую сеппуку. Здесь нет отчаяния, нет никаких чувств. Только действие, которое должно остановить движение механизма жизни. Мертвый плод падает, движение затыкается. И тут вдруг артисты, изображавшие этот самый бездушный механизм, сами упакованные во всё черное с ног до головы, позволяют себе абсолютно человеческий жест – снимают шапки.

И эта трагическая нота на какую-то секунду возвращает нам ту самую надежду на сострадание, которого была лишена наша героиня. Это как «Народ безмолвствует» у Пушкина в «Борисе Годунове». Ничего не меняет, но и меняет всё. Мир, который мы уже обреченно приняли за тупую и бездушную машину, вдруг скорбит вместе с нами. Разве этого мало?

Ох уж эти сказочки…

Напоследок поделюсь с вами переживанием, которым очень дорожу. Условность любого искусства – его неотъемлемое качество. Всё это сказки, сказочки, магический кристалл и прочие чудеса. Как можно, к примеру, воспринимать всерьез историю в стихах, да еще и пропетую нам оперными голосами или изображенную с помощью танца какими-то красивыми, худыми людьми?

Сила искусства заключается в том мощном резонансе, который оно вызывает своими иллюзиями и условностями. Когда ты перестаешь замечать невозможные в обычной жизни рифмы, принимаешь пение или хореографию как нечто само собой разумеющееся, не теряя ощущения сказки, чувствуешь и веришь в то, что всё это реально, всё по-настоящему. И над вымыслом обливаешься слезами.

Я в балете видел совсем мало. Выборка не велика. Но поверьте, в первый раз в жизни я наблюдал за трагедией в спектакле без слов, и совершенно растворился в эмоциях, принимая их в чистом виде. Словно стал свидетелем последних минут жизни приговоренного к смерти человека.

А еще я видел, как он воскрес. Под гром аплодисментов и крики «браво».
Театр же, ёлки палки.

 

Фото Андрея Парфёнова

Читайте также:

Это будет вам интересно

В Воронеже начали эвакуировать машины без номеров или с прикрытыми номерами с платных стоянок
Будь осторожен!
136 Посмотрели
Будь осторожен!
136 Посмотрели

В Воронеже начали эвакуировать машины без номеров или с прикрытыми номерами с платных стоянок

Андрей Долженков - 29.11.2023

По решению антитеррористической комиссии Воронежской области управление транспорта администрации Воронежа будет осуществлять эвакуацию машин без номеров или с нечитаемыми номерами

Завершился 9-й детский театральный фестиваль МАРШАК
События
612 Посмотрели
События
612 Посмотрели

Завершился 9-й детский театральный фестиваль МАРШАК

Андрей Долженков - 08.11.2023

Фестиваль посетило более 10500 человек

«Летучий корабль», спектакль Пермского академического Театра-Театра: «Нам песня строить и жить помогает»
Личный опыт
474 Посмотрели
Личный опыт
474 Посмотрели

«Летучий корабль», спектакль Пермского академического Театра-Театра: «Нам песня строить и жить помогает»

Андрей Долженков - 06.11.2023

В рамках театрального фестиваля «Маршак» на сцене ВКЗ Пермский академический Театр-Театр показал мюзикл по мотивам знаменитого мультфильма Гарри Бардина «Летучий корабль»

Спектакль «Маленький Мук» в ТЮЗе: «Вначале был альманах… Почему, мама?»
Личный опыт
663 Посмотрели
Личный опыт
663 Посмотрели

Спектакль «Маленький Мук» в ТЮЗе: «Вначале был альманах… Почему, мама?»

Андрей Долженков - 01.11.2023

Режиссерка из Москвы Виктория Печерникова перевела, сделала инсценировку и поставили на сцене воронежского театра юного зрителя сказку немецкого романтика Вильгельма Гауфа

Объявлена дополнительная программа IX детского театрального фестиваля МАРШАК
Рекомендуем
823 Посмотрели
Рекомендуем
823 Посмотрели

Объявлена дополнительная программа IX детского театрального фестиваля МАРШАК

Андрей Долженков - 24.10.2023

В дополнительную программу девятого МАРШАКа вошли книжная ярмарка, мастер-классы для детей и актёров, творческие встречи с писателями и режиссёрами, кинопоказ, читка книги и не только

Спектакль «Вишнёвый сад» в Камерном: Чехов, которого мы не прочитали
Личный опыт
1,030 Посмотрели
Личный опыт
1,030 Посмотрели

Спектакль «Вишнёвый сад» в Камерном: Чехов, которого мы не прочитали

Андрей Долженков - 20.10.2023

В Камерном театре приглашенный режиссер Антон Фёдоров поставил «Вишнёвый сад». Попробую объяснить, почему это обязательно надо смотреть всем ценителям творчества Чехова, особенно тем, кто считает, что ничего нового для себя в этой пьесе он уже не откроет

Гастрономический десант: Krevetka Seafood – острый репортаж из ресторана морепродуктов
Личный опыт
694 Посмотрели
Личный опыт
694 Посмотрели

Гастрономический десант: Krevetka Seafood – острый репортаж из ресторана морепродуктов

Андрей Долженков - 17.10.2023

Участники проекта «Гастродесант» протестировали новинки осенне-зимнего меню ресторана морепродуктов KrevetkaSeafood

В рамках  V фестиваля поэтического искусства МАНДЕЛЬШТАМФЕСТ  в Воронеже выступит Константин Райкин
Рекомендуем
453 Посмотрели
Рекомендуем
453 Посмотрели

В рамках V фестиваля поэтического искусства МАНДЕЛЬШТАМФЕСТ в Воронеже выступит Константин Райкин

Андрей Долженков - 09.11.2023

С 15 по 17 декабря в Воронеже пройдет пятый фестиваль поэтического искусства МАНДЕЛЬШТАМФЕСТ – мультижанровый культурный форум, который раз в два года проводит Воронежский Камерный театр

Оставить комментарий

Your email address will not be published.